Бурыкина Анастасия Михайловна

  • Детство Тани История В подробности воспроизведен крестьянский быт, нравы, традиции и язык 30-х годов прошлого века села Тоурак Алтайского района.
  • Детство Тани. Глава 1 История Лучи палящего солнца проникают в окошко, перед которым жужжат пчелы. Трава в палисаднике пожухла и кругом стоит такой звон, что больно ушам: зной.
  • Детство Тани. Глава 2 История Хмурое осеннее небо повисло настолько низко, что, кажется, свинцовые тучи вот-вот всей своей тяжестью опустятся на крышу дома и раздавят его.
  • Детство Тани. Глава 3 История В осиротевшем домике стало тихо, неуютно: горе надолго поселилось в нём и тяжело дышало бедой, скрипуче постанывало каждой половицей.
  • Детство Тани. Глава 4 История Для Тани началась новая жизнь, девочка теперь поняла, что до того дня, пока была у неё «своя мама», у неё была одна жизнь, теперь – другая.
  • Детство Тани. Глава 5 История Зима подходила к концу без особых перемен и в жизни Агафьиной семьи, и в жизни всей деревни.
  • Детство Тани. Глава 6 История Рождественские дни Агафья провела у братьев, остановилась у старшего, у Аггея, днём ходила в гости к Абраму, к Артамону.
  • Детство Тани. Глава 7 История Страсти улеглись, коммуна не умерла, а ощутимым стало различие между мужиками хозяйственными, и теми, кто не имел ни кола, ни двора.
  • Детство Тани. Глава 8 История Зима для стариков выдалась тяжелая, изба их стояла на отшибе, она всё время сравнивала свой двор на Махоушке со здешним.
  • Детство Тани. Глава 9 История Раскулачивание закончилось, но отголоски его остались: стали отбирать у жителей скот. Лошадей забрали в общий колхозный табун.
  • Детство Тани. Глава 10 История Приближался сентябрь. Агафья тревожилась… В этом году она свою дочь поведёт в школу, не в церковноприходскую, как мечтала, а в советскую.
  • Детство Тани. Глава 11 История Лето Таня опять жила в Тоураке, в Булатово не поехали, мама Агафья теперь относилась к Тане очень доброжелательно.
  • Детство Тани. Глава 12 История Так закончилось нелёгкое детство Тани, и подходила она к порогу неизвестной ей, но не менее, а может, и более трудной юности.